Tag Archives: постимпрессионизм

Жизнь, творчество и призвание Поля Гогена

Поль Гоген - Автопортрет

Поль Гоген - Автопортрет

Я уже писала два больших поста про Ван Гога, во втором из них упоминалась абсурдная дружба Винсента Ван Гога с Полем Гогеном, а так же загадочная история с отрезанным ухом. Так что самое время разобраться со вторым персонажем этой истории, их объединяет не только ухо Ван Гога, но и между прочим, подсолнухи. Гоген, как и Ван Гог обожал их рисовать. Однако Гоген изображал их со свойственным ему эротизмом. Подсолнухи, конечно, хороши, но в компании с обнаженной девушкой куда лучше смотрятся: Continue reading “Жизнь, творчество и призвание Поля Гогена” »

Про Ван Гога, его левое ухо, друзей, абсент, проституток и безумие. Часть вторая

Ван Гог - Автопротрет с трубкойчасть первая тут
Себя художник тоже изображал разнообразно. Очень любил шляпы всякие и трубку курил, так прямо себя и рисовал — в шляпе и с трубкой. Причем я заметила удивительную закономерность. Если эти два предмета присутствуют на картине, то у художника настроение хорошее, т.е. картина светлая.

Вот ещё один вариант. Он грустнее, чем картина, взятая в загловок поста, но зато не устрашающий как на многих других портретах. Правда с левым ухом уже какие-то трабблы:
Continue reading “Про Ван Гога, его левое ухо, друзей, абсент, проституток и безумие. Часть вторая” »

Про Ван Гога, его ботинки, подсолнухи и картошку. Часть первая

Ван Гог - Спальня Ван Гога в АрлеПрямо скажем, не самый веселый человек был Винсент Ван Гог. С детства отличался молчаливостью и мрачным восприятием действительности, довольно неуравновешенным характером, пессимизмом. И не удивительно. Наверное, не самое веселое дело — быть старшим сыном в многодетной семье голландского священника. Образовывался Винсент то тут, то там, то в гимназии, то с домашними учителями. Лучше всего ему давались языки, он хорошо освоил английский, немецкий и французский. В конце концов поступил на работу в фирму к родному дяде, который занимался торговлей живописью. Там он научился отличать «зерна от плевел», разбираться в искусстве. Поработал-поработал, потом повалила его депрессуха и ушел в священники, поступил на теологический факультет. Но не доучился и стал простым миссионером. При чем вовлекся в процесс по самые, тогда ещё целые-невредимые, уши. Переводил священные тексты на ранее освоенные языки, отдавал все сбережения беднякам и нищим, сам жил впроголодь. Вот, например, как скромно выглядела его спальня в Арле, где он творил в последние годы жизни:
Continue reading “Про Ван Гога, его ботинки, подсолнухи и картошку. Часть первая” »